pavluchenkoluda wrote in urb_a

Из мифов "Украины", або Миф о "гимне" "Украины".

Есть очень глубокомысленная и озорная версия, согласно которой современная Украина вполне может избавиться от всех проблем. Всего-то нужно перевернуть государственный флаг, убрать хазарскую тамгу для скота из геральдики герба… и подыскать более приличный гимн. Который, как известно — польская «мазурка Домбровского».

Все остальные способы выхода из кризиса уже перепробованы. Без всякого эффекта. То есть, нужно провести сакральную чистку всего, что ошибочно назначено государственными символами в далеком 1992-ом. Может быть, «как вы яхту назовете, так она и поплывёт»…

Польское очарование…

Появились эти очень похожие мелодии примерно в одно и тоже время: в конце XVII-начале XIX веков. А поляков можно смело называть вдохновителями столь популярного музыкального творчества. Они, в извечном стремлении к политической свободе после краха Речи Посполитой, сделали военный марш «Песня Польских легионов в Италии» (после ряда правок до самого 1927 года) — государственным гимном страны. Горестно (но с надеждой) зафиксировав: «Jeszcze Polska nie umarła». Или — «eszcze Polska nie zginęła» («Ещё Польша не погибла»).

Когда Австро-Венгрия создала так называемое «Иллирийское движение», государственный «зонтик» для южных славян и, придумав новый народ — «хорваты»…, новоиспечённому этносу подкинули очень воодушевляющий гимн. Так были очень узнаваемые строки: «Još Hrvatska ni propala». С учётом яркого темперамента жителей Адриатического побережья, неисчислимого количества вина и хорошей закуски из нежной козлятины… песня очень быстро стала застольной. Вполне весёлой и лёгкой.

Но поляки — суровые рубаки, оставили военный марш себе. Что вполне логично, такова была традиция. Особенно во время наполеоновских войн, когда перед панами маячила глобальная светлая цель — получить независимость. Польские солдаты генерала Яна Генрика Домбровского следовали изложенной в гимне доктрине: совершить марш «из земли итальянской в Польшу» (Z ziemi włoskiej do Polski). Не получилось.

Потому что Бонапарт относился к ним лицемерно. На словах восхищаясь геройскими и лихими кавалеристами, стойкими пехотинцами Понятовского, Радзивила, Жолтовского, Рожнецкого, — постоянно затыкал своими самыми многочисленными союзниками наиболее гибельные дыры в политике и походе 1812-го года. Раненый генерал Домбровский пропел последние строки гимна «независимости» на переправе через Березину, ставшую «крахом всех надежд» амбициозного корсиканца и Речи Посполитой 2.0.

Но наибольшим унижением для него стало создание после войны — Царства Польского в составе Российской империи. С горьким достоинством принял заслуженное командование собственной армией этого вассального образования, чин полного генерала от кавалерии и должность сенатора от Польши… Был обласкан императором Александром I сверх всякой меры. После отречения Наполеона наш царь даже пообещал лично Домбровскому сохранить полякам национальную кокарду:

«Я предаю забвению прошлое, и, хотя я имею право жаловаться относительно многих личностей вашей национальности, я хочу все забыть; я желаю видеть одни ваши добродетели; вы храбрецы и честно исполнили вашу службу».

Но с гимном пришлось повременить. Строки «Песни легионов»: «как Бонапарт научил побеждать, как вернём саблями отобранное своё, как немец с москалём не устоят под острыми палашами»… запретили по вполне справедливым основаниям. Столь же обидно для польского самолюбия получилось с музыкой.

Автором

мелодии искусствоведы склонны (совершенно справедливо) считать Михала Клеофаста Огиньского, создателя знаменитого Полонеза. В своём трактате «Письма о музыке» он упоминает сочинённый в 1794 году военный марш. В письме от 28 апреля 1797 года Домбровскому прямо сообщает: «Посылаю марш для польских легионов». А летом того же года соратник генерала, поэт Юзеф Выбицкий, написал слова будущего гимна.

Почему тогда «Мазурка Домбровского»? Политика-с, господа. Когда многочисленные польские легионы лили кровь за Бонапарта, горланя песню Огиньского на слова Выбицкого… композитор был уже сенатором Российской империи, близким доверенным лицом императора Александра I. Как такое простить «предателю»?

Удивительное дело, но свободолюбивый мотив марширующих поляков пришёлся по душе славянскими народами. Правда, в неожиданном новом качестве. Находясь на перевоспитании в загнивающей империи Габсбургов, они тоже сочиняли песни на знакомый мотив.

Патриотический порыв…

Хорваты распевали это в обнимку под ковшики красного, но великое политическое звучание «Песня польских легионов» получила второй раз, когда за неё взялся священник и поэт из знаменитой семьи музыкантов — Самуэль Томашик. Он написал на мелодию «мазурки Домбровского» знаменитую песню «Hej, Slováci» (легендарно-патриотическое «Гей, славяне!»). Не успели отзвучать её последние аккорды на премьере во глубине Рудных Гор… как стихи были переведены на все славянские языки.

Там громким чувственным эхом (в сердце любого украинца) отзываются знакомые слова: «будем жить», «не отдадим ни пяди»… и прочая мишура из раздела «взвейся-развейся». На первом Общеславянском Конгрессе в Праге 1848-го её исполнили как славянский гимн. Немедленно ставший самой популярной песней в Российской Империи, которая после наполеоновских войн старательно отскребала с себя лоск всего французского, ударившись в «почвенничество» и невиданный всплеск славянского патриотизма.

Ещё более громкое звучание «Гей, славяне!» получила после появления общественного порыва, идеи объединения всех славян под началом России. Песня гремела всё громче и громче после успехов в русско-турецких войнах, освобождения Болгарии, получения автономии Сербии и Черногории.

Дело дошло до целого философского течения, где высоко-духовный мир славян начали (даже в официальных кругах) противопоставлять «больной, безверной и либеральной Европе». В 1867 году Славянский съезд прошёл уже в Москве. Был встречен воодушевлением в Малороссии. Идея панславянского общего Мира тогда стала предметом горячего обсуждения в полу-революционном Кирилло-Мефодиевском обществе, где какое-то время случайно обретался Тарас Шевченко.

В хрестоматийной «Книге бытия украинского народа», первом манифесте украинского национализма эпохи модерна в исполнении Кирилло-Мефодиевского общества (1846-1847) появилась даже концепция Украины. Как страны, наиболее полно сохранившей главные черты славянского характера.

«Свободу и христианскую чистоту… она должна привнести это в новую славянскую Речь Посполитую, краеугольным камнем которой наконец-то и станет… Лежить в могилі Україна, але не вмерла». (Предположительно написано Костомаровым)

Странные танцы…

Есть такой персонаж, не особо известный истории. Звали его Николай Вербицкий-Антиох. Был сыном секретаря Черниговской губернской управы и родственник черниговского губернатора. Вёл безалаберный образ жизни, в 16 лет поступил в Киевский университет св. Владимира, где попробовал себя на поэтическом поприще. Начав пописывать всякий стихотворный и озорной бред в газету… кхе-кхе… «Помойница». Будучи выявлен не понимавшими юмора жандармами, схлопотал «горячих» от папаши, отправлен от греха подальше. В стольный град Санкт-Петербург. На передержку, так сказать. Поселили его в дом успешного архитектора Штакеншнейдера, где уже горе мыкали ещё одни «рэволюционеры» из Малороссии, земляки-студенты Лев Рашевский и Павел Чубинский. Вскоре к ним присоединился небесталанный фольклорист Афанасий Маркович, муж популярной салонной писательницы Марко Вовчок.

В двух шагах от них (в доме Академии Искусств) пикировал в алкогольное забвение «народный поэт» Шевченко. Очень лихо влился в компанию, помогал правильно петь малороссийские песни. Когда Кобзарь от вечеринок вскорости помер, друзья горько его оплакали. Но перед похоронами трубадура украинской поэзии произошло немаловажное событие.

Буквально за день проходила католическая панихида по пяти убитым в Варшаве. Это были революционеры «Народной Воли», организаторы манифестации 13 февраля 1861 года. Вот воспоминание современника:

«...когда для нас, русских, совершенно неожиданно раздалось пение польского гимна, и все поляки в одно мгновение пали на колени. И надо было видеть возбужденное выражение их лиц!».

Вслед за этой панихидой состоялись похороны Тараса «Кобзаря» Шевченко на Смоленском кладбище С-Петербурга. Его погребение поляки решили сделать политической акцией протеста, несмотря на то, что ненавидели творчество «холопа» больше всех. Обвиняя «певца украинской свободы» в разжигании братоубийственной розни. Тогда было всё забыто, панская корпорация столицы (в полном составе!) проводила Шевченко на кладбище. Напечатав много поэтических и двусмысленных некрологов в петербургских и варшавских газетах.

Перезахоронение Т. Шевченко в Каневе (Иллюстрация из открытых источников)
Перезахоронение Т. Шевченко в Каневе (Иллюстрация из открытых источников)

А наша компания из Вербицкого, Рашевского, Чубинского и Афанасия Марковича… вернувшись в пьяных слезах с похорон, с полудюжиной молодых поляков, засели за творчество. Выдав на гора первый украинский перевод «Мазурки Домбровского» в конечной рукописи Вербицкого-Антиоха. Где уже были такие слова:

«Наші браття Славяне
Вже за зброю взялись;
Не діжде ніхто, щобъ ми
По-заду зістались.
Поєднаймось разомъ всі,
Братчики-Славяне
Нехай гинуть вороги,
Най воля настане!»

Но гимном Правобережной Малороссии это стало после внимательной обработки материала Пантелеймоном Кулишом. Многоталанным многостаночником… Он напечатал стихи в литературно-поэтическом вестнике «Мета» в 1863 году. Добавив в рубрику три произведения из «Кобзаря». Но подпись поставил одну, «Тарас Шевченко».

Номер журнала получил катехит Перемышльской семинарии — отец Юстин Желеховский. Немедленно показав его млыновскому священнику Михаилу Вербицкому, славному в провинциальной округе музыкальными талантами, страстью к сочинительству. Через неделю творение было готово: Вербицкий положил на музыку все четыре стихотворения.

А в декабре 1863-го стены семинарии Перемышля сотрясли… «Ще не вмерла…». Выступление было столь удачным, что ректор попросил переделать соло — в хорал, который на Рождество горланил уже сводный хор семинарии. На празднике присутствовал епископ Томаш Полянский, администратор Львовской архиепархии и покровитель первого малороссийского театра Львова. Уже через месяц «гимн» звучал в оперетте по пьесе Карла Хайнца «Запорожцы».

Выводы…

Вот и весь славный путь государственного гимна Украины. Очень скоро «стихи Апостола Украины» распевали студенты и интеллигенция австрийской Галичины, намекая на освободительную борьбу против тирании Габсбургов. Вызывая ненависть поляков, которые указывали на плагиат с «Мазурки Домбровского». Но «патриоты» принципиально не хотели ничего слышать, посчитав панские претензии — грязной националистической клеветой.

Совершенно логично стихи и мелодия стали гимном УНР в 1918-ом, Карпатской Украины — в 1939-ом году. В среде «диссидентов» УССР, в конце 80-х годов XX века, песня стала обязательной к исполнению на кухонных посиделках-собраниях «национально-культурной интеллигенции».

После выборов в Верховный Совет УССР 1990 года «Ще не вмерла…» националистической оппозицией была исполнена прилюдно, в пику коммунистическому большинству. А когда пришлось срочно выбирать символы независимого государства Украина… альтернативы не нашлось. Вот и вышло, что вышло.

Символическое действие, которое не резонировало в душе нации, побуждая её к созиданию… А настраивая на нелепое противостояние, как будто кто-то намерен растерзать беззащитную новорождённую страну. Всё с ног на голову. Визитная карточка украинской политики, уж простите. Но это медицинский факт...

Не буду давать оценок. Расследование закончено. Гимн Украины — музыкально-поэтическое произведение по мотивам польского военного марша, написанная гражданином Австрии на стихи российского подданного. С пропагандой славянского единства второй половины XIX века. Насколько годная штука для великого символизма? Пусть сами украинцы решают.

Danke ©Исторические напёрстки

promo urb_a june 20, 2014 14:13
Buy for 200 tokens
Поскольку от российского "СУПа", контролирующего livejournal.com, вполне можно и нужно ждать цензуры, в т.ч. и в такой форме, как безосновательное закрытие украинских блогов и сообществ, то должен уведомить вас, что в случае закрытия данного сообщества или вашего личного блога, вы можете вновь…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded